Диана Костина, юрист и парфюмерный блогер

Любимое место в ЛондонеNovelty Automation. Это зал с уникальными арт-объектами – игровыми автоматами, которые создал британский художник Тим Ханкин. Каждый из пары десятков автоматов сатирически обыгрывает актуальную тему. Здесь есть игры про отмывание денег, вегетарианцев, Голливуд, Большой адронный коллайдер, — и все это просто гомерически смешно.

Что нравится в Лондоне — Культура бережного отношения к природе и экологии. Мне нравится что тут очень много парков.

Что бесит в Лондоне — В Лондоне медленно строится карьера; здесь не только больше работы, но и больше конкуренции. Впрочем, это только подстегивает.

Любимое кафе в Лондоне — В моей четвертой зоне (N20) год назад открылось кафе “The Little Tea House”. Один из создателей – кондитер из передачи The Great British Bake Off. Там потрясающие, невероятные пирожные, кофе с кардамоном и насыщенный горячий шоколад. Во время локдауна это было мое главное развлечение — ходить “в люди” за светской беседой до “Ти Хаус” и домой.

Об учебе в Кембридже

Я юрист. В России, закончив МГИМО, я два года работала в организации “Правовая инициатива”. Мы занимались защитой прав человека в Европейском суде по правам человека и в Международном уголовном суде. Это была очень интересная международная работа, но в какой-то момент захотелось поучиться чему-то еще. Так я решила поступать в Кембридж в юридическую магистратуру, LLM.

Я думаю, что определяющим фактором при поступлении в Кембридж были мои оценки и рекомендательные письма. Предполагаю, мой опыт работы тоже сыграл свою роль, но не такую большую. Именно выраженная академическая направленность отличает LLM “Оксбриджа” от других.

Мой Кембриджский LLM — это общая магистратура. На таком курсе ты сам выбираешь четыре юридических дисциплины, которые ты будешь подробно изучать. Мне хотелось выучить что-то универсальное и понять основополагающие принципы английского права.

Один из предметов назывался “Международные коммерческие судебные споры”. Это очень актуально: бизнесмены из множества стран указывают Англию как место разрешения их коммерческих конфликтов.

Мне этот предмет помог понять, как много значат английские суды на карте юридического мира. Я поняла, что мои навыки и знание российского права здесь могут быть очень полезны, поскольку чуть ли не треть самых интересных и сложных международных споров в Лондоне включают русскоязычный компонент.

О британском праве

Одно из основных правил английской юридической системы — сочетание коммерческого и некоммерческого в юридической практике.

Для барристеров (что-то вроде нашего института адвокатуры) считается хорошим тоном брать коммерческие и некоммерческие дела: бывает, что одни приносят имя, вторые – деньги. Даже международные юридические фирмы, которые представляют большие корпорации, часто ведут довольно большое количество дел pro bono — то есть оказывают юридическую помощь бесплатно.

Учеба в Кембридже была очень английским опытом со зваными ужинами и мантиями (почти как в Гарри Поттере).

Мое путешествие в английскость продолжилось, когда я стажировалась в коллегии барристеров.

Если вкратце, барристер — это адвокат, который выступает в суде. Их работа окружена традициями: достаточно сказать, что выступая в определенных судах, барристеры должны носить парики, желательно из конского волоса, за шесть сотен фунтов. В целом, это очень престижная профессия, я бы сравнила барристеров с рок-звездами или голливудскими знаменитостями. Ну, наверное, вы слышали про американского актёра и режиссёра Джорджа, мужа барристера-суперзвезды Амаль Клуни…

До сих пор вспоминаю, как я ходила на заседание Апелляционного суда в старинном здании Royal Courts of Justice.

В вековых интерьерах барристер вёл перекрёстный допрос эксперта в деле о врачебной ошибке – игра умов, перформанс, где главный зритель – судья, а цель – найти истину.

Впрочем, многие критикуют излишество таких “представлений”, которое отражается на стоимости судебного представительства – для “простого человека” цены на услуги известных барристеров находятся за гранью разумного.

После учебы и нескольких стажировок в разных юридических фирмах, я получила “тренер-контракт”.

“Тренер-контракт” — это то, как в Англии становятся юристами большинство людей. Ты проходишь серьезный отбор — иногда на две с половиной тысячи заявок есть всего 50 офферов. Тем, кто получил такой контракт, юридические фирмы оплачивают обязательное дополнительное образование; оно необходимо для того, чтобы начать практиковать в качестве солиситора — юридического консультанта-ассоциата в фирме.

После учебы и успешной сдачи экзамена ты присоединяешься к фирме в качестве стажера-юриста и начинаешь работать. Полноценным солиситором (с записью в реестр, который ещё помпезно называется “свиток”, и торжественной процедурой) ты становишься еще через два года.

Сейчас систему реформируют – возможно, вход в профессию скоро станет проще. Однако лично я уже где-то на середине “дореформенного” тернистого пути к становлению юристом. Усилия того стоят, потому что в Лондоне находится центр мировой юридической жизни, тут проходят грандиозные сделки и самые серьёзные споры. Это очень мотивирует и добавляет драйва.

Парфюмерия для дилетантов

Сейчас у меня довольно гибкое расписание — я скоро закончу дополнительное образование и вот-вот выйду на стажировку. У меня появилось хобби — парфюмерия.

Ароматы доставляют мне неимоверные эмоции.

Вот бывает так, что по запаху вспоминаешь ставропольскую весну, которая была двенадцать лет назад. Или бывает, знакомишься с человеком, а он пользуется популярным стиральным порошком, поэтому появляется приятное послевкусие, призрак старого друга, который тем же средством стирает футболки.

Я с детства интересовалась парфюмерией, потому что моя мама была руководителем сети розничных магазинов парфюмерии и косметики нашего региона. У нас дома был огромный пакет с кучей пробников и целая картотека ароматов.

Мама ручкой переписывала описание духов, а когда получалось (принтеры – это роскошь!) – распечатывала веб-страницы парфюмерного сайта Fragrantica. Так что я довольно хорошо ориентируюсь во всех ароматах, которые вышли в 2000-х годах.

Вспомнила я о своем интересе во время локдауна. В ситуации, когда человек заперт в четырех стенах и можно выходить из дома один раз в день, у тебя сильно ограничен визуальный ландшафт. И обоняние — это то простое путешествие, которое ты по-прежнему можешь себе позволить.

Например, я порой возвращаюсь к аромату, которым я душилась в 2006-м году, — это путешествие во времени. Или вот есть в моей коллекции и духи, которые я впервые услышала, скажем, в Нью-Йорке или Санкт-Петербурге — это путешествия географические. В общем, это аттракцион.

Я любопытный дилетант, который хочет изучать парфюмерию с разных сторон: химию, маркетинг, анатомию обоняния. Про мои небольшие открытия я пишу в своем блоге Out of odour в Телеграме и Инстаграме, а еще я пытаюсь снимать про это “Тиктоки”.

Я ориентируюсь на тех, кто не разбираются в парфюмерии, но имеют в своем сердце потенциал для страсти к таким вещам. Также, коль скоро я уже неплохо разбираюсь в рынке, я всегда рада помочь людям с выбором аромата – на удивление, это пока что очень метко получается, по крайней мере, в моей скромной выборке.

Поиск “своего” аромата и “насмотренность” в парфюмерном мире можно прокачивать походами в парфюмерные бутики или заказами пробников. Ещё можно просто обращать внимание на повседневные запахи, которые приносят удовольствие, например, вдумчиво слушать ароматы специй или любимого чая.

Ультимативное решение – купить набор основных “нот”. Это, как правило, синтетические первичные референтные запахи — “роза”, “дубовый мох”, “зелёная трава”. Недавно я видела такой на сайте дегустаторов вина. Тут парфюмерные энтузиасты в чём-то похожи на увлеченных чаем (тоже я!) или вином, это тоже про органы чувств и так же медитативно.

Чем пахнет Лондон?

Лондон – это одна из душистых столиц мира, отсюда родом несколько великих парфюмерных композиций (а уж сколько им вдохновлены!).

Для меня Лондон пахнет мокрой листвой, джином, ухоженными садами, вековой сыростью викторианских домов, металлом велосипедов и небоскребов Сити. Одна из любимых композиций, которая ассоциируется с городом – Melodie de L’Amour от Parfums Dusita. Ношу и представляю себе английские магнолии под каплями дождя в прохладный день.

Мой второй любимый город – Москва – пахнет бензином, рельсами в метро, помадой, китайским чаем и приторной ванилью. В коллекции о нём напоминает тёплый и сладковатый Guerlain – Lui.

В будущем я хотела бы найти (а вдруг даже создать?) коммьюнити единомышленников в Лондоне, собираться на “дегустации”. Наконец, я торжественно обещаю соблюдать парфюмерный этикет и не удушать коллег творениями парижских мастеров, когда мы всё-таки полноценно выйдем в офисы. Поскорее бы…

Другие истории:

Вера Кичанова, либертарианка, researcher в архитектурном бюро Захи Хадид

Как попасть на работу в Google, Amazon, Snapchat и другие IT-компании в Лондоне

Даша Радова, журналист, блогер, будущий психолог

Читайте нас в Телеграме и смотрите в Инстаграме