Друзья на карантине. Как читатели и герои «Темзы» переживают локдаун

Павел Борисов, главный редактор «Коммерсантъ UK»

Работа из дома — это ужасно. Я переехал в Лондон после трех лет жизни в небольшом городе – настолько небольшом, что я снимал квартиру подальше от офиса, чтобы хоть куда-то ходить. Я очень ценю то, что мы называем commute — время наедине с городом, с этими всеми очень разными людьми, которые его составляют.

«Коммерсантъ UK» перешел на работу из дома на прошлой неделе. Поначалу я, конечно, радовался: можно работать в трусах и созваниваться с коллегами с кошкой на коленях. Потом перестал понимать, где заканчивается работа и начинается домашняя жизнь. С локдауном стало хуже: я, конечно, выхожу в магазин и на пробежку, но с людьми совсем не сталкиваюсь и ощутимо дичаю.

Сегодня перешел из спальни на кухню работать, чтобы сменить обстановку. Очень скучаю по офисной кофе-машине и кулеру с газировкой. Намерен обнять их, когда все это закончится.

Татьяна Андрианова, Senior Vice President, HR компании DataArt

Я работаю в IT компании, и у нас довольно гибкий график — из дома работать можно. Мой муж-программист, например, почти все время работает из дома, так что мем «тот неловкий момент, когда я узнал, что моя обычная жизнь — это карантин» — про него.

Для меня такой домашний режим необычен, я HR и все время в офисе, но мы рекомендовали людям работать из дома уже две недели назад, поэтому я начинаю привыкать.

С понедельника наши двое детей тоже на удаленном обучении. Это усложнило задачу, но мы пока на позитиве и как-то справляемся. Занимаемся с младшим по очереди, школа присылает видео и материалы для уроков. Некоторые видео очень милые — учителя на кухне, в домашней одежде, рассказывают истории и дают задания. Учитель физкультуры из своего сада устраивает трансляции с упражнениями.

Мое рабочее место — моя кровать и лаптоп на коленках. Если нужно написать документ или сделать презентацию — прошу старшего ребенка пустить за его стол и десктоп. На созвонах просто хожу по комнате. У нас два этажа в доме, я работаю наверху, муж внизу, так что в течение рабочего дня мы почти не пересекаемся (и я считаю, это ключ к успеху!)

За последние две недели мы опубликовали несколько статей внутри компании и делаем вебинары о том, как поддерживать свое психологическое здоровье и командный дух во время карантина.

У нас в компании работает 3,5 тысячи человек в 19 локациях, сейчас все сидят по домам. Некоторым очень тяжело работать, когда дома дети, от которых никуда не деться, а некоторым наоборот одиноко и не с кем поговорить.

Нужно всех поддержать и постараться выйти из этой ситуации с минимальными потерями. Надеюсь, все очень скоро будет хорошо. Работа из дома — это ерунда. Главное, что работа есть!

Сергей Крючков, основатель компании IONIQ

У меня свой бизнес по запуску стартапов, и как до, так и во время карантина я работаю дома. Но несмотря на это, невозможность встретиться с клиентами и партнерами оказывает огромное влияние на динамику процесса. Не говоря уже о том, что большие организации, которые мне необходимы для работы, отменили все встречи, без которых невозможно демонстрировать новые идеи и продукты, заключать контракты.

Вторым важным фактором является подорванное эмоциональное состояние огромного количества людей. Многие находятся в стрессе, и как следствие им сложно сфокусироваться на решении важных стратегических задач.

Сначала я считал, что карантин не окажет влияния на мой темп и стиль работы, но именно сейчас я понял, насколько важны и незаменимы контакты с людьми лицом к лицу.

Можно периодически работать из дома, но не все профессии и бизнесы можно закрыть на карантин, и ничто не может заменить живого общения. Для нас очень важно, чтобы изоляция закончилась в течение обозримого времени.

Роман Максименко, совладелец бара в Депфорде и агент по краткосрочной аренде недвижимости

Бар мы с другом закрыли, как власти и предписали – в прошлую субботу. Эту работу, к сожалению, домой не перенесешь. Хотя мы работаем над запуском бутилированных настоек, которые можно забрать домой, но до карантина не успели. Повезло зато, что вне сезона мы никого не нанимали на работу. Собирались искать людей в апреле, но теперь уже вряд ли.

По краткосрочной аренде – тоже жопа полная. Понятно, что на туристов мы уже не рассчитываем – никто никуда не едет.

Зато появились новые категории клиентов, которых раньше не было. Сейчас это те, кто хочет или вынужден отделиться от близких, или те, кто застрял в Лондоне и не может уехать. Или врачи. Есть даже один разработчик вакцины, которого притащили из Франции. Так что какие-то локальные движения идут. Я по-прежнему не то что бы работаю из дома, а гоняю между квартирами и домами. Трафика почти нет, ездить сейчас по Лондону одно удовольствие.

Лиза Маслакова, старший продакт-менеджер Habito

Я работаю в Habito – это ипотечный брокер. У нас все процессы и так отстроены в онлайне, поэтому для нас переход на дистанционную работу был достаточно безболезненным.

В последний офисный день я взяла рабочий монитор и поехала с ним домой на такси — нам это компания оплатила, так как это было дешевле, чем обошлась бы оплата доставки. А моему мужу рабочий монитор привезли. Мы с ним оккупировали рабочий стол, разделили на два места. У каждого сейчас по два монитора. Купили себе геймерские стулья, потому что спина устает сидеть целый день на обычных.

За несколько рабочих дней дома я успела понять, что основная часть моей работы все же связана с очными разговорами и воркшопами. Я хожу между переговорками, рисую что-то на доске. Сейчас все эти встречи перешли в онлайн, и мне мне приходится много сидеть и смотреть в экран. К вечеру от этого очень устают спина и глаза.

Но мы с мужем довольно дисциплинированно – либо вместе, либо по отдельности – каждый день гуляем по часу. Или даже занимаемся на спортплощадке – прыгаем на скакалке. В целом, все неплохо. Правда, кошка очень недовольна, что мы так много времени проводим дома, начинает нервничать.

Анастасия Тихонова, фотограф

Карантинная жизнь в квартире с одной гостиной и спальней сводится к искусству не задалбывать друг друга слишком сильно, если вы живете вдвоем: ходить на пока еще возможные прогулки по отдельности, не приставать с завтраками и обедами, пользоваться наушниками, заранее обговаривать время рабочих и не очень звонков, и уступать.

Честно говоря, мой психотерапевт уже неоднократно слышала о моей клаустрофобии (по скайпу) и услышит еще. И это у нас еще детей нет! Зато есть кот, который выступает как буфер — на него можно излить бурлящие через край эмоции и даже причинить себе немного боли.

Нам повезло с огромным столом в гостиной, который мы поделили на зоны при помощи монстеры и превратили в довольно приятное пространство, когда Мэтью (мой бойфренд — архитектор) привез рабочий компьютер домой.

Съемки отменились все и сразу, конечно же. При этом в весну фотографы часто вступают без накоплений — январь, когда платятся налоги, и дохлый февраль не самые сытые месяцы.

Конечно, по несколько раз в сутки накатывает паника, но я запретила себе выплескивать ее в соцсети — господи, да всем страшно — наоборот, стараюсь шутить и бороться с энтропией при помощи красоты.

Пока я растягиваю редактирование старых картинок, чтобы хватило на подольше, и работаю над новым проектом: фотографию портреты людей в лондонских парках с рекомендуемой дистанции в два метра. Это стоит всего 50 фунтов и является своего рода социальным экспериментом — как отличный повод покинуть укрытие, пообщаться и получить портрет. Мы все чувствуем сейчас, что проживаем ни на что не похожее время и запомним его на всю жизнь. Я же просто документирую его привычным для себя способом.

Женя Васин, программист

Я завис в Румынии, в Бухаресте. Думал, что на неделю, а теперь даже не знаю на сколько.

В воскресенье решил лететь в Москву, посмотрел — билетов много, на сайте «Аэрофлота» пишут, что полеты в Бухарест будут продолжаться. Решил в понедельник взять, но нет — в понедельник без предупреждения «Аэрофлот» отменил все рейсы до 1 мая. Позвонил в консульство, у меня взяли контакты и сказали, что ожидают рейс для вывоза людей 28 марта.

А потом из консульства позвонили и сказали, что нас таких мало, на самолет не набирается, и предложили выбираться своими силами. Думаю, стоит ли.

Снаружи lockdown прогрессирующий. На той неделе были еще люди на улицах, в выходные было плюс 20 и в парках гуляли, а сейчас совсем пусто. Уже больше недели не работают кафе и рестораны, открыты только магазины с продуктами, аптеки и редкие take away кофейни. Люди из посольства сказали, что с сегодняшнего дня запретили выходить на улицу кроме как в случае острой необходимости, но погода такая, что не хочется даже по необходимости.

Настроение бодрое, не надо отвлекаться на реальную жизнь; или, если не отвлекаешься, думать: «А может, надо отвлечься, а вдруг там интересно?»  Думаю, я не один такой: FOMO у многих уходит потому, что нечего «MO», люди расслабляются по-настоящему.

Закрываю пункты в to-do list. С девяностых еще у меня остался недосмотренным пятый сезон «Вавилона-5». Вот, досмотрел. Теперь надо подбить пункты из to-do list, относящиеся уже к нулевым.

Конечно, оказаться в карантине с барышней было бы еще лучше, но со мной всегда призраки прошлого, которые не оставят меня в одиночестве.

Мария Дивид, кредитный аналитик в Moody’s

Есть довольно много позитивного карантине. То, что я отметила прежде всего, – отличное питание. Наверное, первый раз в жизни я сама себе готовлю три раза в день.  Я успела в Ocado закупить много вкусной и полезной еды. Также у меня была подписка на коробки с рецептами от Mindful Chef, и я продолжаю ей пользоваться. Увеличила количество рецептов с трех до четырех в неделю.

Еще мне нравится чувство локтя и чувство коммьюнити, которое возникает. Люди больше общаются, делятся своим опытом – как они подходят к оптимальному, скажем так, выживанию. Хотя живого общения практически не осталось, виртуального общения стало гораздо больше.

Удручает только то, что в Лондоне грустно с доставкой продуктов. Свободных слотов нигде нет – их надо как-то караулить по ночам, ждать в виртуальных очередях. При этом в Москве, насколько я знаю, Самокат.ру все еще доставляет еду за 30 минут с момента заказа.

Я живу в доме с большим гипермаркетом Tesco, и с утра я постоянно вижу огромную очередь на вход, а также выходящих оттуда людей с пачками туалетной бумаги. Это сумасшествие продолжается, и я не знаю, когда закончится.

Мария Полукаров, доцент King’s College

В карантине очень, например, не нравится, что существует опасность здоровью твоему и особенно здоровью близких (они старше). И вот что обнимашек нет — это грустно совсем. И волнительно за экономику и благополучие свое и близких людей. Ну короче – есть много о чем волноваться и по чему скучать.

Но есть много и положительных моментов. Сразу же появились новые форматы работы, услуг, развлечений, искусства (да во всех сферах найдется что-то!), преимущества которых над существующей практикой настолько очевидны, что как-то даже неловко становится — а че мы, дураки, раньше так не делали?

Я поделилась этим наблюдением в фейсбуке, а моя подруга в комментариях добила: а еще, говорит, нереально прет от того, что сейчас на планете нет войны. Никто никого не мочит – сидят себе мультики смотрят. Вы представляете вообще масштаб мероприятия? Может, так и привыкнут ?

А по поводу ощущений – я помню лето 2006 года в Хайфе. Туда в течение месяца, ежедневно по расписанию, каждые 20 минут с 5 утра до полуночи летели ракеты из Ливана. По сравнению с этим, нынешняя изоляция – это очень интересное, хоть и непростое во многих отношениях, приключение.

Там ты уставал за день до полусмерти, ничего при этом толком не сделав, а тут ты успеваешь во много раз больше, и даже с меньшим напрягом, потому что ты можешь думать и танцевать одновременно, во время заседания приготовить и съесть обед, сделать перерыв на йогу, восстановить силы и тут же приступить снова к работе.

Я бы в офис не возвращалась, если честно. Хотя, конечно, предвкушаю тот момент, когда мы будем запоем обниматься все!

Дария Конурбаева, спортивный журналист

И без карантина я большую часть времени работаю из дома: пишу тексты, веду редакторские смены. Правда, часть рутины действительно отпала: отменились все спортивные события, на которых я работаю, часть интервью перенеслась из разряда личных встреч в Skype.

Чуть сложнее стало, потому что теперь не только я, но и мои соседи работают удаленно. Количество столов в квартире ограничено, так что кому-то иногда приходится работать с дивана. Близость к кухне не сильно увеличивает продуктивность, но пока справляемся. К середине недели наловчилась не пролеживать полдня в кровати, а вставать как в обычный офисный рабочий день – так что стала успевать к открытию Tesco. Лайфхак для всех – в 8 утра там максимально полные полки.

Нина Кругликова, гид по Оксфорду

Пока все офисные работники работают на удаленке, а работники пабов карантинят за 80%, фрилансеры типа меня (я провожу авторские экскурсии по Оксфорду) сидят по домам и ждут милостей от Боджо, обещанных со дня на день. Если месяц назад  я мучалась, что мне делать – ехать в Канаду на конференцию, работать синхронистом в университете или вести тур по русскому наследию в Оксфорде, то сейчас выбор небольшой — сходить в аптеку/магазин, выйти на прогулку или позумиться с друзьями.

Подумываю создать бесплатные виртуальные туры по Оксфорду. Также продолжаю консультировать онлайн по поступлению в Оксбридж и получению стипендий. Что касается настроения и самоощущения, то, наверное, даже в самоизоляции стоит продолжать строить планы – на учебу, жизнь и встречи с друзьями. Ведь как говорила Алиса, «нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!»

 

Наши соцсети – ваш гид по жизни в Лондоне. Подписывайтесь!