Булат Хабибуллин, рекрутмент PR-менеджер в Revolut

В Лондоне — 7 месяцев.

Где можно встретить: на Canary Wharf, где находится офис Revolut и живут многие сотрудники компании.

Что нравится в Лондоне: погода, изобилие возможностей и, как ни странно, все сервисы. Транспорт, связь, госуслуги, обслуживание дома — очень продвинутые и работают как часы.

Что бесит: когда люди перегибают с “beating around the bush”, ходят вокруг да около, не могут прямо ответить на вопрос. Это обратная сторона вежливости и учтивости. Не значит, что это плохо, но иногда сильно раздражает.

Любимый паб: Pepper Saint Ontiod. Звучит как французская фамилия, но на самом деле это аббревиатура от “On the Isle of Dogs”. Этот паб в «Революте» называют домашним, так как рядом с ним раньше была корпоративная квартира, куда селили командирующихся ребят.


Я живу в Лондоне недавно, поэтому город только начал по-настоящему узнавать. В первые месяцы был период адаптации, когда нужно было решать бытовые вопросы — арендовать жилье, оформить телефонный контракт и подключить прочие бытовые сервисы.

Я далеко не первый сотрудник, которого перевозит Revolut, поэтому многое было понятно, но с с арендой жилья я намучился. Недели 2-3 потратил на бесполезные звонки. 

Я не сразу понял, что 80% объявлений на Zoopla и Rightmove — это, по сути, маркетинговые материалы, которые висят, чтобы ты им позвонил. В четырех из пяти случаев я слышал: «Сорри, квартира ушла; ой, это не те фотки, но давайте мы запишем ваши данные». Заканчивалось тем, что я 5 минут отвечал на кучу вопросов и спеллил свою фамилию бесконечно.

Когда я только начинал искать жилье, смотрел все, что есть на Isle of Dogs — чем ближе к офису, тем раньше я это смотрел. Пришел к выводу, что жилье на Canary Wharf переоценено. Помню, шок у меня был от здания Pan Peninsula — там квартиры размером с номер в отеле с кроватью в стене, совсем крошечные. При этом если ты хочешь вид не на помойку, то она будет стоить £1900 в месяц.

В итоге я нашел адекватных агентов, которые работают в интересующих меня районах, дал им критерии, и они нашли мне квартиру — до того, как она появилась на сайтах.

Многие русские «Ревлютеры» живут на востоке: Royal Wharf, Canning Town, Isle of Dogs и через реку вниз — Greenwich, Canada Water, Bermondsey. Тусуются тут же. Если после офиса зайти выпить, то это Parlour, Wetherspoons, сейчас начали ходить в Vagabond. Еще 28 West Bar на набережной, у нас там даже корпоративная скидка есть.

«Компанию никто не знал, и не было потока соискателей»

Я учился в Казанском федеральном университете параллельно на двух факультетах. По первому диплому я политолог, по второму — юрист. Поступил в аспирантуру МГУ на социологию, правда, диссертацию не защитил: мой научный руководитель внезапно уволился, и я уже не успевал все поменять. Стал искать работу.

Сначала были подработки в небольших изданиях, потом работал пиарщиком в некоммерческих организациях, потом на избирательных кампаниях занимался медийкой: писал, издавал печатные материалы, управлял небольшой редакцией, промоутерами. В общем, превращал содержательную часть кампании в готовые материалы. Это было круто — на такой работе ты постоянно чувствуешь драйв и стопроцентное включение.

В Revolut я попал, потому что им нужен был пиарщик. Но не пиарщик продукта (так как продукта в России не было), а чувак, который занимался бы пиаром компании как работодателя, так называемый рекрутмент пиар-менеджер. 

Нам нужны были специалисты в московском и питерском офисе, но рекрутерам приходилось несладко. Компанию никто не знал, и не было потока соискателей, которые сами бы к нам приходили. А если ты сам предлагал работу, как это часто происходит в IT, то приходилось долго объяснять, кто ты и что ты.

Так Revolut занялся пиаром в России, и в один момент в компании начали понимать, что в принципе эта штука работает. А так как в IT идет война за таланты, то в любой нормальной компании существует такая вещь, как Employer Branding. В «Революте» решили, что его нужно создавать и мне стоит поучаствовать в процессе. Но для этого, сказали, «тебе надо переехать в Лондон». Лондон не был на первом месте в моих мечтах. В первую очередь мне было интересно развернуть всю эту штуку в компании, а уже во вторую — переехать.

Revolut растет сумасшедшими темпами: каждый месяц приходят 100 новых сотрудников

Сейчас Employer Branding в Revolut делается по-взрослому: есть большой босс с многолетним опытом, мощная команда в штаб-квартире и по менеджеру почти в каждой локации. Задача тоже сильно изменилась. В России она была очень простая — радикально повысить узнаваемость. И мы этого добились. Сейчас это многослойная и сложная работа.

Сам Revolut растет сумасшедшими темпами, и иногда мне кажется, что некоторые сервисные функции сами не успевают за ростом. С Employer Branding, по сути, тоже надо было раньше масштабироваться.

В компании работает больше 2000 человек. Только в Лондоне каждый месяц мы онбордим десятки людей. Всего по всем локациям в месяц выходит не меньше 100 новых сотрудников. Самые большие офисы после Лондона — это Краков, Вильнюс, Порту, Москва, Питер, недавно открыли Берлин.

Год назад в британских СМИ вышла серия материалов с негативом про нас  — дескать, жуткие переработки, какие-то нарушения с мониторингом транзакций, у кого-то деньги потерялись и прочее. В рамках одной недели вышло 4 скандальных статьи и там были кейсы один абсурднее другого притянуты друг к другу. Тогда даже FT удаляли весь этот бред с главной страницы. Мы, конечно, это не заявляем официально, но по всем признакам — это было какое-то мочилово.

Кейсы, которые касались культуры, были от полу- до полуторагодовалой давности. То есть про 2017 год, получается – когда в «Революте» было человек 150. И это тогда была супер сфокусированная маленькая команда, которая сидела вместе и кайфовала от того, что делает. Они, конечно, приходили рано, уходили поздно. Кому-то такой режим не зашел, ну он расстроился — пошел написал плохой отзыв, и это потом раздули.

Нас до сих пор спрашивают про ту статью, и мы ссылаемся на открытое письмо СЕО, которое тогда Коля (основатель и CEO Revolut Николай Сторонский – прим. Темзы) написал. Он сказал простую вещь — это было давно, все быстро меняется, и все в прошлом. 

Люди до сих пор спрашивают, изменилось ли в «Революте» что-то с тех пор. Это забавно, потому что снаружи, наверное, не заметно, как быстро растет и меняется компания. Ну то есть сегодня это абсолютная другая организация, которую стартапом уже давно не назовешь.

Даже тот департамент, где я работаю и где раньше только рекрутмент и эйчар, сейчас стал машиной с десятком подразделений: HR, Employer Branding, Culture & Employee Experience, Diversity & Inclusion, Learning & Development, Internal Comms, Workplace Experience, Payments and Benefits, Global Mobility. Руководить этими направлениями набирают крепких профессионалов, с 10-летним опытом из Microsoft, Google, Apple и других больших компаний.

В плане команды тоже уже не чувствуется, что Revolut — это русская компания, которая сидит в Лондоне. Раньше по офису шел, нужно было британцев поискать. Сейчас все выглядит как настоящий плавильный котел: представлены разные культуры, национальности, расы. Как говорится — people from all walks of life.

Пиарщику из России сложнее найти работу

Мне уже комфортно работать в такой компании, стресса нет. Но конечно, когда приезжаешь в Россию, все значительно легче и приятнее. Здесь вокруг тебя все равно стоит фоном такое разнообразие внешних сигналов, которые ты постоянно дешифруешь, это и языка касается, и поведения, и культуры общения. 

Когда ты здесь, ты особо не чувствуешь с этим проблем; но когда приезжаешь в Россию, заметно расслабляешься — понятно, с кем и как общаться, кто что говорит, что тебе говорить.

Думаю, пиарщику из России здесь гораздо сложнее найти работу. Я не верю в то, что человек может работать с медиа, транслировать правильные месседжи, чувствовать аудиторию, различать полутона в языке лучше британцев.
Ну не получится у тебя, если ты всю жизнь учился и работал в России, читал русские книжки, российскую прессу, общался с русскими людьми. Я не знаю, что нужно сделать, чтобы ты смог наравне конкурировать с местными профессионалами. Твой опыт — это такой объем материала, который ты десятилетиями впитывал. И здесь он практически не релевантен.


При этом все равно для личного развития Лондон дает очень много. Лондон — это до недавних пор столица мира. Здесь все было, все есть, все возможности, все люди, среда максимально располагает к новым идеям, новым проектам. Все мировые компании здесь, любого профессионала здесь можно нанять или найти и чему-то поучиться у него. 

Даже если не работать идти, ты везде можешь пойти что-то посмотреть, послушать, с кем-то познакомиться. Здесь столько всего можно сделать! И если даже ничего не делать, русский человек даже на уровне бытовых вопросов столько нового для себя откроет в том, как вещи могут быть устроены. 

Фото: Ольга Кузьменкова

Читайте нас в Телеграме и смотрите в Инстаграме