Анна Радченко, креативный директор, блогер, ведущая подкаста «Прорыв»

В Лондоне: 8 лет 

Что нравится: люди. Обожаю лондонцев. Особенно тех, кто сюда переехал из других стран – очень яркие люди, с активной жизненной позицией. Слова diversity и толерантность здесь не пустой звук, и для меня это очень ценно.

Что бесит: что в час ночи нельзя поужинать или маникюр сделать. Многое надо бронировать за полгода, а билеты на классный спектакль могут (то есть могли!) улететь за 10 минут.

Любимый паб: Oriole на Smithfields. Но это бар, а не паб. Там вкусные коктейли, классный интерьер и живая музыка – то, что я люблю.


Об учебе в UAL

Когда я переезжала, у меня не было какой-то особой любви к Лондону. Я обожала и обожаю Москву. После уютного мира с собственной машиной, квартирой и другими признаками мещанского комфорта переезд в съемную комнату на Elephant & Castle сам по себе был не очень приятным. Но я ехала в мировую столицу креатива – сильно увлекалась фотографией, а в России на тот момент, по сути, негде было учиться. Я села смотреть, что предлагает мир международного творческого образования, и Лондон оказался естественным выбором.

Правда, программу я выбрала не самую удачную. Прочитала про foundation по фотографии в UAL. Звучало солидно, но оказалось, что foundation – это переходный курс между школой и бакалавриатом. В Москве я к тому моменту уже получила высшее образование (экономическое – никогда по нему не работала) и снимала портреты, свадьбы. Про арт-мир ничего не знала, но все же уже работала. А в университете на первом занятии нам рассказывали что-то вроде: «Вот это фотоаппарат, вот это выдержка».

Я договорилась с куратором курса, что не буду ходить на занятия, а просто буду приносить съемки, и мы будем их обсуждать. Конечно, это не стоило 12 тысяч фунтов в год, которые я заплатила за обучение. Но зато за это время я перезнакомилась с кучей людей из креативной среды, сделала много съемок, сходила на все возможные выставки, и это было супер полезно. 

О том, почему творческие съемки важнее коммерческих

В Лондоне я заметила интересный эффект. Из-за того, что я никого не знаю и меня никто не знает, ушло стеснение и страх написать незнакомому человеку. Если в Москве я часто думала: «Кто я такая, чтобы писать известным дизайнерам?», – то в Лондоне я начала писать всем, кто мне нравится. Просила вещи на съемки, знакомилась с моделями. Мой профессиональный мир перевернулся, когда я поняла, что люди готовы с тобой сотрудничать, если у тебя есть интересные идеи, даже если при этом тебя никто не знает и портфолио у тебя еще не очень большое.

Потом я поступила в магистратуру London College of Fashion – и вот это было уже очень классное образование, я ему очень благодарна.

Какое-то время я продолжала делать съемки на заказ для частных клиентов. Но довольно быстро сместила акцент на творчество. Из России я привезла установку, что важно делать прежде всего «коммерцию», потому что так ты зарабатываешь, а значит, это приближает тебя к профессионализму. В Лондоне эта установка поменялась. Я поняла, что первично – твое творчество, твои персональные проекты, а не коммерческие. Если ты интересно снимаешь и продвигаешь свой личный бренд как автора, тебя замечают, и уже конкретно под твое видение приходят клиенты. И эта известность уже монетизируется, даже если эта известность – в очень узких кругах.

Я много снимала, участвовала в выставках, публиковалась. С кем могла знакомилась. По ощущениям это была как игра в компьютерную игру – вот ты вышла на новый уровень, прошла очередной квест.

Одна из последних творческих съемок Анны Радченко – проект GRANDmothers

О съемках роликов для Nike

Сегодня я чаще представляюсь как креативный директор. Это человек, который может использовать любые доступные сферы творчества и любые креативные инструменты для реализации своей идеи. Также я работаю как режиссер музыкальных клипов и рекламы. И тем, и другим я занимаюсь на фрилансе.

Как правило, режиссер в Англии прикреплен к продакшн-компании. Мои интересы представляет Kode Media. Продакшену приходят брифы от рекламных агентств и музыкальных лейблов, и режиссеры участвуют в питчах. Если ваше видение совпадает, тебя нанимают на проект.

Один из крупнейших клиентов, с которыми я работала, – это Nike. Был бриф на кампанию, посвященную женскому чемпионату мира по футболу. Им хотелось режиссера-женщину. Это тот случай, когда могут быть вопросы – что это, позитивная дискриминация? Возможно, в какой-то степени, но в данном случае это makes sense. 

Оказалось, что Nike – первая компания, которая выпустила женскую футбольную форму. До этого женщины играли в мужской, только меньшего размера, которая совершенно не учитывала женскую анатомию. Всего надо было снять четыре ролика с разными вдохновляющими женщинами, футболистками и певицами. Две из Франции и две из Англии, так как ролики были на две страны.

Эти ролики я снимала, когда была на ранних сроках беременности. В первый же день на съемочной площадке, пока ставили свет, у меня началось кровотечение. Я испугалась и позвонила врачу. В Англии врачи вообще спокойно относятся к беременности, я знаю, что лишний раз они не скажут приезжать. Но врач сказал – вам надо приехать. 

А у меня на площадке клиент, рекламное агентство, продюсер. И я думаю – что мне делать? Подхожу к продюсеру, а у самой ноги трясутся. Говорю – так и так. И вот то, как все отреагировали на мою проблему, было очень здорово. Продюсер спокойно говорит: «Ок, ничего страшного. Сколько нужно времени, чтобы съездить в больницу? Давай я тебе вызову такси, и по дороге ты будешь на видеосвязи».

Мы расписали все до минуты. Это было похоже на военную операцию, но очень спокойную, и это вселяло в меня уверенность. Я поехала в больницу, постоянно была на связи, отключила телефон только когда в кабинет зашла. Слава богу, все оказалось нормально. Но меня приятно поразило, конечно, что ни клиент, ни агентство глазом не моргнули, хотя под ударом был большой продакшн и команда из 40 человек.

Когда ты как режиссер работаешь с рекламным агентством, то они уже знают, что именно им нужно. Тебе присылают сценарий, и тебе его нужно визуализировать. В сценарии может быть написано: «Она ударяет по мячу». Но как она ударяет по мячу? Сначала мы, возможно, видим ее лицо. Оно сосредоточено, потом она бьет по мячу, мы видим бутсы, потом мяч, потом капли разлетаются в стороны. Что именно происходит в кадре? Моя задача как режиссера – это увидеть, детально расписать и снять с помощью команды.

Я убедилась, что чем больше клиент и бюджет, тем более спокойные получаются съемки. У тебя достаточно времени, достаточно специалистов, ты можешь выбрать самую лучшую локацию, и так далее.

О принципах работы с агентством

На съемочной площадке за все отвечает продюсер. Здесь в этом смысле очень правильная иерархия. Продюсер – это буфер между тобой, клиентом и всеми остальными. Ты коммуницируешь только с ним и главами департаментов – художником-постановщиком, оператором, костюмером. Но ты не общаешься со всеми их помощниками. И напрямую с клиентом и агентством, как правило, тоже не общаешься – иногда это может быть довольно грубым нарушением иерархии.

Я сначала не знала этого, и как-то раз была ситуация, когда я напрямую отправила режиссерскую презентацию агентству. Был скандал. Связано это с тем, что сначала все идеи должны пройти «стыковку с реальностью», то есть с бюджетом, через продюсера, потому что то, что они отправляют клиенту, – они обязуются выполнить.

О работе с крупными брендами

Я не училась на режиссера. То, что меня нанимает Nike, – происходит благодаря тому, что я делала свои творческие проекты.

Когда я поняла, что мне интересно видео, я сняла несколько творческих роликов. На свои деньги. Но при этом много всего привлекала бесплатно. Тебя могут спонсировать не только деньгами, у тебя может быть спонсор по локации, спонсор по свету, и так далее. У меня классно развит этот скилл – всех организовать, всем донести, что это крутой проект и в нем стоит участвовать.

Как-то я снимала вообще на удаленке – и снова во время беременности. Это был клип для британской группы Bastille. Съемка была в Канаде, а я была на девятом месяце, поэтому не могла туда полететь. И я режиссировала дистанционно. У меня был ассистент в Торонто, который ходил и все мне показывал. На площадке был мой ко-режиссер, который управлял процессом на месте, но я была все время на связи. Это было довольно стрессово, но при этом жутко приятно, что несмотря на то, что я не смогла прилететь, мне заплатили полный гонорар, потому что хотели именно мою идею. Так что я начала эту практику еще до пандемии 🙂

Первым моим большим корпоративным клиентом был Post Office. Это было интересно, потому что это был первый крупный заказ, но сама реклама была не творческая. Как ни странно, если бы это была «Почта России» или какой-нибудь Сбербанк – то есть компании, с которыми я выросла – для меня это был бы шок: «О господи! Я в детстве ходила отправлять посылку в их офис, а они у меня заказывают рекламу!» А так, поскольку с ними меня никаких воспоминаний не связывало, то и эмоций особых не было.

Такие бренды звучат офигенно. Но нужно понимать, что за три года у меня было всего  несколько больших реклам и несколько клипов. Последний год ладно, не считается – в 2020-м последняя съемка была в феврале. Так что – ну за два года у меня было около десяти больших съемок. Если бы не было других источников дохода, было бы тяжело.

О том, как сделать популярный блог в Инстаграме

Помимо съемок, у меня есть блог, подкаст и проект в сфере онлайн-образования для творческих людей. Для меня это одна экосистема.

На мой Инстаграм подписано больше 100 000 человек. Сначала блог появился на английском, так как я живу в Англии, и мне казалось логичным делать англоязычный Инстаграм.

Главное правило, которого я придерживаюсь, и которое, как мне кажется, помогло сделать блог успешным, – это то, что нужно относиться к нему как к журналу, в котором ты главный редактор. И думать про целевую аудиторию.

Это сложно сразу увидеть, но нужно понимать, что твой блог – не совсем про тебя, «вот я поела, вот поспала». Ты все-таки думаешь, какая у тебя тема как у журнала и кто твои читатели. И чем твой блог отличается от блога про охоту и рыбалку.

Сначала у меня не было четкой цели, потом я поняла, что хочу, чтобы обо мне узнавали в творческой индустрии. Я стала брать интервью на английском и проводить двойные эфиры, когда они только появились. Тогда это было свежо. Довольно много аудитории пришло ко мне через эти эфиры. Например, я брала интервью у Эрики Ласт, известной режиссерши, которая первой начала снимать фемпорно, специально для женщин.

О курсах для творческих специалистов

Я получала кучу комментариев, запросов в директ. И поняла, что нужно  сделать курсы про творческие специальности, которые ответят на большинство вопросов. Я даже записала курс на английском, он был смонтирован, но я не могла дальше сообразить, как его продать. И пока я прокрастинировала, то подумала – дай-ка я заведу инстаграм на русском. Больше всего запросов я все равно получала от русскоязычной аудитории. В англоязычном инстаграме у меня на тот момент было 40 000 подписчиков, в русском подписалось 5 000 человек. 

Я даже сначала не организовывала толком курс. Сделала карусель из 10 слайдов с программой и указала номер карточки. Подумала – ну запишется сколько-то. А потом смотрю на карточку – а там миллион рублей! Я искренне не могла поверить в то, что это произошло. Сразу зарегистрировала ИП, нашла команду, записала курс, и сейчас занимаюсь этим профессионально. В моей школе уже отучилось более 2000 творческих специалистов.

К сожалению, у онлайн-образования есть негативные коннотации. Плохая репутация пошла от лайфстайл-блогеров, которые живут, на взгляд их аудитории, роскошной жизнью, и в один момент начинают продавать какие-то советики из интернета. Но при этом есть и эксперты, которые многое делают в той сфере, о которой рассказывают. У меня, мне кажется, есть право рассказывать о креативной работе. Я училась в Лондоне, работаю с международными клиентами, вижу мировую индустрию и могу дать более широкий взгляд на какие-то вещи. 

О подкасте «Прорыв»

Мой подкаст называется «Прорыв» (Apple, Google). Сначала я говорила, что он для творческих специалистов. Теперь беру шире – он также для людей, которые хотят превратить свое творчество в профессию. 

Для подкаста я беру интервью у разных специалистов в индустрии, а также психологов, потому что это большая сторона творческих профессий. В них особенно развиты переживания, синдром самозванца и прочее. Психологическая поддержка – это большая часть того, что я делаю. Я знаю очень много историй, когда даже близкий партнер не поддерживает людей в их творческих поисках. Говорят, «найди нормальную работу, что ты занимаешься фигней». 

Я довольно много времени провожу в инстаграме. У меня была идея часть работы по нему делегировать, и я даже человека нашла (есть такая профессия!) – сторимейкера. Я что-то снимала, отдавала видео и надиктовывала, что выкладывать. Она монтировала, накладывала титры и прочее. Делала прикольно, но у аудитории все равно возникало ощущение, что это не ты делаешь. Даже если это не осознается, то чувствуется. Так что сейчас я сама все снимаю и выкладываю, хотя иногда это и занимает несколько часов в день. 

О жизни

Недавно я разошлась с мужем и сейчас живу сама. Сына мы воспитываем пополам – неделю он проводит у меня, неделю у папы. Я выступаю за то, чтобы не подчинять свою жизнь ребенку, но стараться вписывать ребенка в свою жизнь, стараясь сделать эту жизнь интересной для вас обоих.

Конечно, это нельзя сравнить с жизнью, которая на сто процентов принадлежит только тебе. Ты не можешь, как раньше, делать все что угодно. Хотя я поддерживаю и идею няни, и идею детских садов – у меня самой няня работает полный день. Но иногда в погоне за конвенциональным представлением о свободе – что я должна постоянно куда-то ходить, везде тусить – это чувство любви к ребенку будто обесценивается. Иногда хочется отпустить няню и провести время с сыном – для меня как для человека с большими карьерными амбициями это большой шаг к тому, чтобы быть в контакте с собой.

Фото: Катерина Никитина

Другие истории:

Полина Забродская, креативный директор в рекламном агентстве

Евгения Голубева, режиссер анимации, сценарист, иллюстратор

Кристина Вазовски, создательница и ведущая подкастов

Читайте нас в Телеграме и смотрите в Инстаграме