Анастасия Тихонова, фотограф

В Лондоне – 8 лет

Где можно встретить: в районе Brent и на блошиных рынках

Любимый паб: Paradise на районе. После 9 вечера там играет диджей. Собираются люди всех цветов и национальностей и танцуют до утра.

Любимое место в городе: чем дольше я живу,  тем сильнее усложняется картина мира, и вообще понятие любимый становится сложным. Но в Лондоне действует правило: знай и люби свой район.

Что нравится: здесь нет ощущения потолка.

Что бесит: режим выживания. Когда ты не зарабатываешь деньги, ты их тратишь. 


Аппендикс Вестминстера

Сейчас я живу, можно сказать, в ЦАО. Место, где находится наш дом, относится к боро Вестминстера, но это скорее такой его аппендикс. От нас можно легко дойти пешком до самого центра, при этом географически мы гораздо ближе к району Брент, про который говорят, что это самый «diverse borough» Лондона.

Центральная улица района – Harrow road. Если ты заехал туда туристом, она может напугать, потому что там непонятные арабские магазины, обдолбанные немного люди. Но на самом деле это место – доступ к сокровищнице, где можно найти все: фалафель по рублю, любые орехи, специи, мясные и рыбные лавки. У тебя сломался телефон – ты идешь на Harrow road, нужно подшить штаны – идешь на Harrow road. А рядом находится Golborn road, на которой много антикварных лавок, гораздо менее туристических, чем на Портобелло. Благодаря этой улице я стала понимать, что не обязательно быть богатеем, чтобы жить в красивой квартире – можно собирать ее буквально по осколочкам, покупая антикварные комоды, зеркала, стулья. А сколько я там подарков нашла!

«Наше представление о прекрасном – такая банальность!»

Первые пару лет я прожила в Докландс, на станции Royal Victoria, – это было чуть ли не гетто, которое только застраивалось. Меня поразила тогда холодность города, его расстояния. А еще было ощущение, будто я стеклянная – невидимая для остальных.

В профессиональном смысле я просто растворилась, стала никем. Приехала из Москвы «слегка на пуантах», начала отправлять портфолио. Отправляла в агентства, журналы – сделала рассылок 50 в разных направлениях. В лучшем случае приходил ответ, что пул фотографов у нас уже сформирован.

Потом я поняла, в чем проблема. Мы приезжаем в Лондон со своим довольно узким взглядом на вещи. Мы отвернулись от «совка», познали прекрасное и хотим поделиться им с миром. А здесь это прекрасное живет столетиями. И наше представление о нем – это такая банальность! Очень много лет уходит на преодоление банальностей, расширение своего кругозора, повторное обретение собственной культурной идентификации – когда из установки «я человек мира, я не русский» ты возвращаешься к ощущению «я русский». Когда у тебя нет проводника в городе и ты сам себе проводник, складываются свои, не похожие ни на чьи отношения с городом, – и картина мира сильно усложняется. Тогда то, как ты видишь вещи, становится интересным для других людей тоже. И твоя русская идентичность добавляет тебе важный штрих. Ты можешь взывать к русскому акценту, шутить. Когда появляется самоирония, это очень важно. Я постоянно троллю своего английского бойфренда русским акцентом, его особенно бесит фраза: «It is what it is».

Лучшие друзья британцев – их жены

Мне кажется, английский и русский юмор очень похожи – в них одинаковое отношение к абсурду. В этих шутках нет никакой прикладной задачи – это просто желание уйти в такие дали, где никто не догонит. В комнате будет куча народу, но над абсурдистскими шутками будут смеяться только русский и британец.

Британцы – люди более раскрепощенные, в том числе в сексе. Они готовы все пробовать, их очень легко растормошить. Поскольку у британцев, как правило, нет близких друзей (максимум – школьные и институтские товарищи), они в партнере ищут родную душу. Жены, мужья для них – это лучшие друзья, в этих отношениях они реализуют свои представления о душевной близости.

Сознание расширилось

Иногда я думаю о том, чтобы уехать из Лондона – но наверное, не в Москву. Хотя каждый раз, когда я туда приезжаю, я думаю: насколько бы здесь было проще жить. Но наверное, даже слишком просто. Твое сознание уже расширилось, ты не знаешь, как его обратно ужать. Жить в городе, в окружении близких людей, и делать вид, что за пределами этого мира ничего страшного не происходит, пожалуй, я уже не смогла бы. Это было бы иллюзорное трепыхание.

Фото: Катерина Никитина

Наши соцсети – ваш гид по жизни в Лондоне. Подписывайтесь!