Алина Безуглова, соосновательница стартап-конференции EMERGE

В Лондоне: 4,5 года.

Что бесит: дорогие детские сады.

Что нравится: Что есть, с одной стороны, быстрый ритм города. А с другой – парки, дома с заборчиками. Мы живем недалеко от Ноттинг-Хилла, и это вроде центр, но ощущение, что ты живешь в деревне.


В Лондоне я живу четыре с половиной года, но всего в Великобритании – почти девять лет. Я отучилась здесь в бакалавриате и магистратуре. Потом жила в Вильнюсе, хотя с Литвой меня ничего не связывает – туда переехала из Москвы моя семья.

В Вильнюсе я придумала идею для стартапа и открыла под него Graduate Entrepreneur visa – хотела реализовать идею в Лондоне. Но со стартапом не получилось, я его закрыла и уехала. Тогда я еще не знала, что по этой визе можно работать в других компаниях, не обязательно на себя. Визу мне дали на 3 года и 4 месяца. Это была ошибка, с которой мне безумно повезло, – обычно такую визу дают на год. Все, кто видел дату на ней, не мог поверить.

Когда я узнала, что по этой визе можно работать, начала удаленно искать работу в Лондоне. Но ничего особо не находилось. Я приехала сюда на Новый год к друзьям, и после праздников мне неожиданно ответили из одного стартап-акселератора – предложили позицию интерна в отделе маркетинга. Эта должность не оплачивается, но я согласилась, так как для меня это была хоть какая-то зацепка на рынке.

Три месяца я работала бесплатно, живя у друзей. Зато поднабралась контактов, и потом мне сделали офер в другом акселераторе – уже на оплачиваемую позицию.

Первый год я довольно сильно прыгала с места на место: поработала 2,5 месяца в одной компании, три месяца – в другой, пять месяцев – в третьей. На последней должности я была уже Head of marketing стартап-акселератора – занималась ивентами, продвижением, коммьюнити-менеджментом.

Уйдя из последней компании, я начала вместе с партнером свой акселератор, но у нас ничего не получилось. Мы побились 4 месяца, но деньги стали заканчиваться, и мы бросили это дело.

Как появился Rutech

Первый мой удачный проект в Лондоне – серия митапов и образовательных буткампов Rutech для русскоязычных стартапов в Британии. Он запустился в 2017 году. Идея была не бизнесовая, на ней я ничего не зарабатывала – мне просто хотелось показать местному лондонскому тех-коммьюнити, что здесь есть клевые компании типа Revolut, про которые многие не в курсе, что за ними стоят фаундеры из СНГ.

Я познакомилась с британским бизнесменом, у которого большой дата-центр в России, ему понравилась идея, и он предложил проспонсировать наши ивенты на £5000. Я, если честно, офигела, потому что на тот момент у меня не было даже четкого плана и денег я не просила.

Но это дало мне пинок в нужном направлении, и мы провели первое мероприятие.

Потом я увидела, что Британское посольство в России выдает гранты на международные проекты и решила податься. Для этого нужно было написать презентацию и составить небольшой бизнес-план. Грант мы в итоге не получили, но меня это подстегнуло к тому, чтобы начать двигаться по составленному плану.

На мероприятия Rutech в Лондоне мы привозили небольшие делегации из Белоруссии, России. Но я понимала, что всех не вывезешь, а потенциал в русскоязычном регионе есть. При этом все ивенты, которые проводятся в России и странах бывшего СНГ, все равно локальные. Даже в Сколково на их самое большое мероприятие Startup Village ходит все равно в основном российская публика. Мне же хотелось сделать так, чтобы русскоязычные стартапы увидели международные инвесторы, а сами стартаперы со всех стран Восточной Европы и Центральной Азии могли перезнакомиться между собой и получить менторство от международных экспертов.

Как Rutech превратился в EMERGE, и почему в Минске

На одном из мероприятий в Лондоне я познакомилась с Ксенией Шуравко – соосновательницей одного из самых популярных белорусских сайтов onliner.by. Мы начали общаться, и как-то она пригласила меня в Минск. Повозила по городу, показала разные тех-хабы. Я поняла, что если делать такую международную конференцию, то только в Минске. Тогда в Белоруссии как раз ввели безвизовый режим для иностранцев, и это избавляло от многих организационных проблем.

Я познакомилась с Марго Лазаренковой, которая к тому моменту делала в Минске свою конференцию – на стыке креативных индустрий и технологий. Мы настолько быстро друг друга поняли, что решили делать конференцию вместе под новым брендом. Так появился EMERGE, который перерос по глобальности идеи Rutech.

Rutech, впрочем, живет до сих пор, но стал некоммерческой организацией в Москве, которая помогает российским компаниям выходить на глобальные рынки. Им занимается моя партнерша Анна Шолина, а я из операционной деятельности вышла.

Ситуация «курицы и яйца»

Проводить первую конференцию EMERGE было большим риском, так как у нас не было под нее инвестиций, а расходы составляли более 70 тысяч евро. Мы понимали, что будем продавать билеты и что нам нужны спонсоры. Но это была ситуация «курицы и яйца».

Когда ты идешь к спонсору – они спрашивают, а кто спикеры. А чтобы идти к спикерам, тебе нужна подтвержденная дата и готовность оплатить дорогу и размещение.

В итоге мы взяли на себя риск – сделали сами сайт, нашли первых спонсоров закоммитили первых спикеров и дальше уже шли напролом. В итоге, с помощью друзей и партнеров, все сложилось. Хотя было страшно, когда за два с половиной месяца ты начинаешь продавать билеты, а спикеры, с которыми ты договаривался еще в январе, отваливаются, и надо вместо них искать новых.

Во многом нам повезло. Так, на первую конференцию приезжала Наталья Водянова. Она инвестор в нескольких белорусских стартапах, и так совпало, что в те же даты она ехала в Минск на какое-то другое мероприятие. Мы поделили тревел-расходы на Наталью с этим ивентом, и она стала нашим спикером.

 

View this post on Instagram

 

A post shared by Alina Nilsson (@alinabeztech) on

Ощущения от первого EMERGE – отчасти как будто мы шли на войну. Был нереальный адреналин. Но при этом куча факапов – и организационных, и с площадкой. Площадка была довольно дешевая – старый завод, который сдавался под ивенты. Но он был такой необустроенный, что ты буквально приносишь туалетную бумагу, а ее не на что повесить. Такие вещи, слава богу, были почти незаметны со стороны, но мы, конечно, понимали, что есть куда расти.

При этом конференцию посетили 1500 человек, и по итогам первого мероприятия мы вышли в плюс. Это дало нам мотивацию двигаться дальше.

На второй год мы сняли профессиональную площадку – большую арену, где проходят концерты и пр. Наши косты сразу сильно выросли, и это был уже серьезный челлендж. У нас не было такого опыта продакшна, и у нас до сих пор нет огромных оборотов, чтобы нанять большую профессиональную команду. Много косяков повылезало, но опять же, это видели только мы.

Например, у нас пресс-волл был на скотч приклеен, потому что за пять минут до начала конференции вся конструкция просто рухнула. Стоял выбор – либо ее полностью убирать и этим нарушить договоренности со спонсорами, либо что-то делать самим. Мы примотали пресс-волл скотчем, и гости воспринимали это как крафтовое решение.

После мы собирали фидбек, и каждый называл нас супер уютной домашней конференцией. Несмотря на крутых спикеров (среди них был, например, директор по дизайну из инновационной лаборатории Nike, Head of Growth в WeTransfer, и многие другие), атмосфера и правда была такая, будто съехались гости из разных стран на квартирник. Думаю, за эту атмосферу нас многие и полюбили.

 

View this post on Instagram

 

A post shared by EMERGE (@emergeconfhq) on

На вторую конференцию я уже приезжала со своим ребенком – ему исполнилось 3,5 месяца, и это было его первое путешествие. Конечно, мне сильно помогла мама, которая тоже прилетела на это время в Минск, одна бы я там точно сошла с ума.

Можно ли провести стартап-конференцию в онлайне (да)

После второй EMERGE мы хотели дальше масштабироваться в другие страны. Рассматривали развивающиеся рынки типа Турции и Африки. Но поняли, что не потянем такую задачу ни по времени, ни по ресурсам. И решили использовать мое положение – то, что я живу я в Лондоне.

Такой масштаб, как в Минске, мы уже не планировали. Это было мероприятие на один день на 300 человек, которое мы хотели провести в конце марта. Из всех тематических направлений мы выбрали одно и решили сделать продуктовую конференцию, уже без какой-либо привязки к русскоязычному рынку.

Нашли площадку, все спланировали, начали продавать билеты. Но в конце февраля стали один за одним отваливаться международные спикеры – им запретили командировки.

Сначала мы еще думали над заменами, но поняли, что не сможем возместить тот же уровень спикеров, и осознанно приняли решения мероприятие отменить и деньги за билеты вернуть.

В марте у нас должна была быть также конференция в Казахстане, проведение которой нам оплачивали. Эта история свалилась на нас внезапно, и ивент планировался очень стремительно. Мы полетели туда 8 марта на несколько дней, нашли площадку, поговорили с поставщиками, все спланировали – тогда в стране вообще ни одного случая ковида не было, и мы даже не думали, что что-то может пойти не так. Пока мы летели обратно, всю страну посадили на карантин. Это был шок – мы до последнего надеялись, что с Казахстаном пронесет.

И вот, получается, мы с командой сидим и понимаем, что делать нечего. Только что у нас горели туду-листы, а тут нас вытащили из гонки, и мы просто в растерянности, как быть дальше.

Мы поварились в этом состоянии несколько дней и стали думать, что же все все-таки делать. Позвонили всем спонсорам, узнали, что думают они. Большинство оказались готовы к переходу в онлайн, отвалилось только несколько компаний, которым было принципиально офлайн-присутствие. Мы решили сконцентрироваться на онлайне, и уже в июне провели новую конференцию.

Мы поменяли структуру, но по сути мало что изменилось, кроме продакшна. Нужно было срочно продумывать, какие платформы использовать, сидели изучали разные ресурсы. В итоге это было из серии «сделай сам». Не было одного решения. В идеальном мире, с нормальными бюджетами ты идешь в продакшн-компанию, которая снимает все как на телевидении – так, например, делают в Сколково. У нас такой опции не было, мы лепили конференцию из того что есть. Zoom, Whereby, приложения для нетворкинга Pine, YouTube, Twitch – понемногу использовали все, что было доступно.

Для афтепати использовали сервис Spacial.Chat. Оно предоставляет такое поле, где ты – кружочек с именем. Ты этот кружочек мышкой перетаскиваешь по полю и видишь другие кружочки. Когда подходишь к ним ближе – слышишь, о чем люди разговаривают. Отходишь – перестаешь слышать. Как на обычном нетворкинге. Одна комната была посвящена караоке.

Под конец, когда мы уже сильно устали, а в чате по большей части осталась только русскоязычная тусовка, – мы окончательно сошли с ума и стали включать Аллегрову.

Так как онлайн-конференция обошлась нам сильно дешевле, чем офлайн, то мы даже смогли на ней заработать. В этом году, я думаю, мы еще поэкспериментируем с разными онлайн-форматами – они неплохо зашли. Но нетворкинг и вечеринки точно лучше делать офлайн.

Zoom-фото: Катерина Никитина

Наши соцсети – ваш гид по жизни в Лондоне. Подписывайтесь!